Рейтинг@Mail.ru

Острова Меланезии

 С концом ледникового периода приходит конец ледникам, ко торые до тех нор хранили в своих гигантских белых глыбах многие миллиарды кубометров воды. Без сомнения, протоиаиуасы совершали свои плавания на вы долбленных из единого ствола пирогах. В них они привезли на Новую Гвинею и первую свинью. Протопапуасы н« ограничились заселением Ноной Гвинеи. По-стопе ни о они достигли северных и центральных островов Меланезии — архипелага Бисмарка, в частности Новой Британии, Соломоповых островов и прилегающей к ним островжш группы Сап-та-Круг. Вслед за негроидами, которые были, собственно, «отцами» нынешнего населения тихоокеанской Меланезии, на историческую арену Океании вступают и представители обоих других больших рас. человечества. Но не непосредственно, а в лице того полинезийца, чьи физические данные явились следствием поразительного смешения, некоего — если выражаться химическим языком — «расового синтеза», осуществившегося в тот столь важный для будущего развития Океании период. Однако все это происходит отнюдь по здесь, не в Океании, а далеко от ее островов, па юго-востоке 1 it'iiгая. 11 в том огромном южнокитайском «тигле», гдо зарождается будущий полинезиец, его физический тип, «черная окраска», то ость черная раса, играет уже весьма незначительную роль. 40 Полинезийцев, так же как, например, американских яндм-«ев, мы явно должны отнести к монголоидам. Тем не ™нее свой клаД во внешний вид будущих полинезийцев, безуслопнs вне . и «белые» европеоиды, кавка3оиды. Некоторые учены , на-пример американский антрополог Хути в своем большом труде Up Torn the Ape» («Вверх от обезьяны»), основную роль в этом ношении приписывают ныне уже практически не существую-гцсй, но некогда жившей в Азии древиекавказоиднои группе. Портрет аборигена острова Пасхи с типичными оттянутыми и приколотыми ушными мочками, выполненный по гралюре участника экспедиции Кука <Из этой предполагаемой древнекавказоидной группы сохранялись лишь несколько десятков или сотен загадочных айнов, живущих сейчас в последних уцелевших деревнях на севере Японии.) Однако в те времена, когда формировался внешний облик полинезийцев, представители упомянутой древней кавказондной группы, вероятно, занимали обширную часть Восточной Азии. Об участии кавказоидного элемента в формировании полинезийцев, по мнению ряда ученых, говорит тот факт, что если современные полинезийцы смешиваются с «белыми», то их дети обычно имеют довольно ярко выраженные кавказоадные (европеоидные) черты. Но вернемся от «белых» и «черных» назад, к «желтым», то мть к монголоидам, бесспорно сыгравшим в создании полипе яийского типа главную, решающую роль. По аронии судьбы именно монголоиды вытеснили своих двоюродных братьев, монголоидных предков полинезийцев, заставив их предпринять великое странствие за океан.  Дело в том, что эти «собственно монголоиды» в течение III ты сячелетия до н. э. начинают совершенно неограниченно влады чествовать во всем Китае к северу от реки Хуанхе. А затем про никают и южнее этой великой водной артерии, па земле, гд.й постепенно сформировались как самобытная расовая группа предки будущих полинезийцев. Под напором пришедших с севе ра многочисленных и могущественных монголоидов — прямы! предков нынешних китайцев — полинезийцам приходится отступить. Точно так же, как несколькими тысячелетиями ранее буду щие папуасы вынуждены были пуститься в путь, в фантастическое странствие, сыгравшее в истории поворотную роль,а гграя ствие, цели которого они еще не знали, но которое на •••лиг заключительной этапе приведет их к Земле обетованной, к их удивительному «треугольнику», который мы столь недраматично и непоэтично называем Полинезией — Многоостровьем 13°Две дороги в «рай» На юго-востоке Китая предки нынешних полинезийцев обрели не только свою (если можно так сказать) физическую природу, но и многие ценные знания. Так, здесь, в Азии, они освоили изготовление керамики, очевидно, были знакомы и с металлами (хоти и в этом вопросе до сих пор не все ясно), но главное — заучились строить челны и плавать в открытом море. Навигационные знания и позволили им пересекать морские пространства, отделявшие один остров от другого, морские пространства, которые затопили ранее существовавшие сухопутные мосты, пит» которым прежде можно было бы попасть » западную Океания? (и Австралию). Теперь будущих полинезийцев па их великом пути ожидало открытое море, большие и малые скачки через •океан. 48 Итак, археологические находки свидетельствуют, что отирав-яой точкой путешествия в «рай», предпринятого его будущими властителями более четырех тысяч лет назад, был юго-восточный Китай. Но к востоку от побережья этого ныне великого азиатского государства повсюду было море. И все-таки будущие полинезийцы отважились вступить на этот зыбкий путь среди бесконечных вод в поисках новой земли, которая стала бы для них второй родиной, отчим домом. Когда полинезийцы начинали свое великое плавание, они, разумеется, не знали, куда направляются. Это не было плавание к заранее намеченной цели. О своем будущем «треугольнике они тогда ведать не ведали. Никогда и никто — ни единый человек до них — не вступал в бесконечные просторы центральной и восточной части Тихого океана, (И потому совершенно очевидно, что ученые, считающие, будто завтрашние полинезийцы с самого начала знали, куда плывут, к какой земле должны пристать, ошибаются.) В «рай», которым суждено было завладеть полинезийским мореплавателям, теоретически ведет множество путей. Но ученые постепенно выделили две особенно правдоподобные трассы, по которым будущий полинезиец относительно просто мог попасть из восточного Китая в самое сердце Тихого океана. Есть такая сказка, где говорится о юноше, стоящем на перепутье и не ведающем, какую из двух дорог предпочесть, ка-кая из них ведет в рай, а какая — в ад. Завтрашний полинезиец не стоял перед таким выбором: в рай вели обе дороги. Именно это и послужило причиной острых научных дискуссий о том, каким из двух возможных путей он воспользовался. Итак, полинезиец мог плыть к берегам своего «треугольника еще путем, который мы назовем «северным»: из Китая сначала на восток через морское пространство к Филиппинам, с Филиппин снова .через открытое море к островам Западной Микронезии — к архипелагам Палау и Яп, затем на юг, возможно, к Тувалу или прямо с микронезийских архипелагов к традиционным (и бесспорным) вратам Полинезии — островам Самоа ила Тонга. Так в общих чертах должна была выглядеть предполагаема северная трасса. «Южный» путь вел бы через Индокитай к блв шайшим, тесно друг к другу примыкающим островам Индоне зии — на Суматру, Яву, Сулавеси и т. д. Затем по суше или вдоль побережья Новой Гвинеи и далее по длинной цепи опять же расположенных на небольших расстояниях друг от друга архипелагов Меланезии, на восточной грани которых мы и нынр встретим непрерывную «гряду» полинезийских «заморских территорий». Автору этой книги кажется, что с точки зрения условий мореплавания (а это явно главный критерий при оценке технической осуществимости таких массовых «переселений») южный путь значительно проще и выгоднее северного. На этом пути имеется 49 целый ряд опорных пунктов, а расстояния между островами в архипелагами здесь гораздо меньше. Кроме того, большую часть ;>той трассы еще задолго до будущих полинезийцев сумели пройти предки папуасов, которым тоже приходилось преодолевать отдельные участки но воде, причем на челнах по сравнению с коромыслообразными ладьями будущих владык Южных морей весьма примитивных. Однако свет истины тут не могут пролить никакие, даже самые мудрые рассуждения, необходимо опираться на вещественные доказательства, Будущие властители Тихого океана должны были оставить на нуги какие-то следы своего пребывания. И задача археологов эти следы отыскать, изучить и объяснить. Такие свидетельства действительно существуют, даже двоякого рода. Одно и:) них — керамика. (Разумеется, не любая керамика, но гончарные изделия определенного характера, с определенным орнаментом.) Второе свидетельство — каменные топоры. И опять же не всякие топоры, а именно топоры особого вида. Прежде всего остановимся на топорах. Речь идет о каменных топорах с четырехгранным сечением. Этими своеобразными ин струментами неолита весьма интенсивно занимался австрийский археолог и этнограф I'. Гейие-Гельдери. Кму удалось доказать, что там. где мы встречаемся с УТИМИ топорами, мы обнаруживаем и предков ныиепших полинезийцев '". Н некогда населенной будущими полинезийцами части юго-ВОСТОЧНОЙ Азии мы действительно находим топоры с четырехгранным сечением. Встречаются они и в Индонезии, то есть ни упомянутой выше «южний» трассе. И это единстненный тип подобного инструмента, который использовался в древней Полине ;ши. Основываясь на ясной речи каменных топоров, профессор Гейне-Гельдерн описал путь полинезийцев примерно так: покинув юго-восточный Китай, они около 1500 г. до н. э. вступили и нынешний Таиланд и на Малайский полуостров (современная Малайзия). Оттуда «перескочили» — двумя волнами — в соседнюю Индонезию, сначала на Г.уматру и Иву. Их более позднее присутствие доказано и на индонезийском Сулавеси, за который непосредственно начинается область Океании. Индонезию как последний пункт, где можно доказать присутствие древних полинезийцев, приводит и один из крупнейших знатоков их истории н культуры (притом сам наполовину полинезиец) -новоландг-кий последователь Те Ранги Хироа '3|. Наряду с каменными топорами внимание тех, кто ищет поте ряпную «дорогу ь рай», привлекает и керамика, хороню известная предкам будущих пол и ионийцев еще в пору их пребывания па китайской прародине. Л поскольку находки керамических из-дглий имеют решающее, поистине ключевое значение при ответе на вопрос. каким путем и когда будущие властители Тихого океана перебрались на свою новую родину, нам следует приглядеться к той керамике внимательнее.  Свидетельства Лапиты Керамику, наличие которой для выяснения вопросов, связанных с давним прошлым полинезийцев, имеет такое важное значение, обычно называют «лапитоиднон», по имени места богатых археологических чаходок в Ланите (Новая Каледонии), где она была впервые обнаружена. Но, хотя подобную керамику сначала нашли только в Меланезии, она бесспорно была творением «странствующих полинезийцев». Это убедительнейшей доказательства ях быстрого продвижения через островной мир юго-западной Океа» Образец лапигоидной керамики нии, к Самоа и Тонга, самым западным архипелагам страны, которая будет им принадлежать. Сначала несколько слов о самой лапитоидной керамике. Обжигали ее на открытом огне. Наиболее распространенное керамическое изделие — сосуд круглой формы, в котором варили пищу. Обычно лапитоидная керамика лишена украшений. Йо верхнюю часть некоторых сосудов иногда украшают продольные линии «штампов» или ряды нанесенных орнаментов. Порой это был ораамент, состоящий из точек или полос,— иногда довольно сложный, геометрический, к примеру в виде прямоугольных меандрических линий. Лапитоидная керамика весьма четко отличается от той, какую производили темнокожие предки современных обитателей Меланезии. Причем везде, где бы мы с ней ни встретились, она чрезвычайно однородна, из чего следует, что между отдельными группами ее передвигающихся на юг и на восток создателей поддерживался непрерывный контакт.

 

 

Читайте также

Нет записей

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 90 гостей.